Category Archives: ru

Ruhnama 348

 348
Глава V.  «Духовный мир Туркмен»

выдержал. Я воровал и ворованным кормил своих детей, и вот теперь моя семья сполна хлебнула лиха! Я считал двух своих сыновей своими глазами, они должны были стать моей опорой, моими руками и ногами. Сегодня я готов отдать оба своих глаза, чтобы больше никогда и ничего не видеть, я готов отдать свои руки и ноги, превратиться в обрубок, готов сию минуту уйти из жизни, но смерть даже не смотрит в мою сторону. Я собственными руками изломал свою жизнь, искалечил жизни своих сыновей. В случившемся никого не виню. Один я во всем виноват! Потому что я кормил своих детей ворованным, харамом. Прав был Махтумкули, когда говорил: “Есть счет халалу, харам приносит муки”. Я обречен на эти муки!”

Что может быть горше, отчаяннее, безнадежнее этих слов?.. Из ребенка можно сделать и муллу, не сходящего с намазлыка, и хладнокровного убийцу! Если бы знали, ведали отцы, балующие своих детей, потакающие им во всем, на что обрекают они своих чад в будущем, какую сами себе выбирают долю… Ребенок, с детства приученный смотреть на мир глазами эгоиста, всю последующую жизнь старается подстроить этот мир под себя, заведомо ограничивая свое жизненное пространство, лишая себя возможности проявить свои таланты.

Воспитание неотделимо от образования. Так уж устроен маленький человек, что он постоянно испытывает потребность в освоении чего-то нового, и если этим новым не станут знания, их заменит все, что угодно, в том числе и в первую очередь, улица. Ведь она тоже школа, но школа дурного, доступного, а потому опасного вдвойне.

Ruhnama 323

 323
Глава V.  «Духовный мир Туркмен»

Первой Родиной человека является его мать. Эта Родина – материнская жалость, в океане которой первые девять месяцев формируется человек.

Вторая его Родина – материнские объятия. В них ребенок обитает первую пору жизни, в них просыпаются его чувства, ощущения, в них он начинает говорить, познавать любовь.

Следующая обитель ребенка – материнские руки. В этой Родине, защищающей и оберегающей его, он пребывает все детство и отрочество. Здесь формируются его самые лучшие черты характера, зарождаются глубинные чувства. Человек, чью голову гладили ласковые материнские руки, вырастает в личность, готовую к служению обществу, Отечеству, Родине.

Любовь, рожденная теплом материнской утробы, нежностью материнских объятий, надежностью материнских рук, – основа основ роста, развития человека, формирования и взросления его организма. Вот почему мы говорим: мать для человека – святыня.

Бог создал нас, он – Созидатель, а мать – Творец!

Все человечество после Адама и Евы зарождалось в утробе матери. Создав Еву, Господь оставил у себя права Создателя, право же Творца разделил с матерью. И уже после этого, создавая человека без отца, без матери, Господь этого сделать не мог. Пример тому – рождение Иисуса Христа. “Без отца он появился в утробе материнской”, – писал, преклоняясь перед дерзновением Господним, Махтумкули…

Конечно, Бог – это чудо. При желании он мог бы сотворить Иисуса и без матери. Но Он не сделал этого. Из уважения к матери и преклонения перед нею. Он

Ruhnama 158

158
Глава III.  «Истоки Туркменской нации»

- Счастье народа в возможности беззаветно любить и отстаивать свою Родину. Счастлив народ, имеющий собственный ясный путь.

С новой, глубинной силой звучат для меня знакомые строки Махтумкули:

Души и сердца начнут объединяться,
Поднимется вся рать, растопит землю, камни,
И если соберутся все за сачаком одним,
То ждет туркмен счастливая судьба.

Перед моими глазами оживают образы самых дорогих мне людей – моих родителей. Я вижу их молодыми, красивыми, одухотворенными. Я слышу их напутствие:

- Сынок, Господь возложил пророческие обязанности на четырех великих туркменских мужей – Огуз хана туркмена, Горкут ата, Гёроглы, Махтумкули. Сегодня Всевышний переложил эту ношу на твои плечи. Пронеси ее, не согнувшись, сделай так, чтобы народ зажил счастливо, укажи ему правильный путь!

С обретением суверенитета исполнилась многовековая заветная мечта моего народа – он обрел не только независимое, но и постоянно нейтральное государство – вечный, нерушимый гарант свободы национального духа. Проследить его путь со времен пророка Нуха, стать подспорьем народу в устройстве новой жизни в Золотом веке – такими целями вызвано рождение этой книги.

Я взялся за Рухнама с самыми добрыми намерениями. Я хочу, чтобы туркмены обрели силу духа и сплоченность, чтобы их жизнь была благополучной и одухотворенной, чтобы под сенью свободы и независимости раскрепощался священный дух нации.

Ruhnama 157

 157
Глава III.  «Истоки Туркменской нации»

… Провожая своего ребенка в дальнюю дорогу, мать дает ему лепешку. Но у меня нет матери, и я уезжаю, взяв с собою в сердце волшебное слово “туркмен”…

Перед отправкой в дальний путь напутствие дает отец, но у меня нет отца, а потому благословение я получаю от своей Родины…

Оказывается, я и не сирота вовсе. Да и может ли чувствовать себя сиротой человек, имеющий такого прадеда, как Огуз хан, такого учителя, как Горкут ата, такого старшего брата, как Гёроглы, такого мудрого наставника, как Махтумкули?!

Сев за написание Рухнама, я погрузился в прошлое, чтобы найти, отыскать ответ на вопрос: где, в чем истоки жизнелюбия и долголетия народа, сумевшего не только противостоять жестоким налетам Искандера Зулькарнайна, коварного Чингисхана, хромого Темирлана и многих других агрессоров, но и сохранить, донести до сегодняшних дней все то святое, что было унаследовано от великого предка Огуз хана туркмена: свое имя, достоинство, традиции и обычаи, культурное и духовное достояние?

В моих раздумьях мне слышится голос Огуз хана:

- Где зародилась нация, появится река, место, облюбованное народом, превратится в страну, а все, что дорого и желанно народу, станет святым!

Ему вторит дух Горкут ата:

- То, что одобряет народ, чему он поклоняется и что живет в его сердце и душе, – священно!

Дух Гёроглы бека:

Ruhnama 84

 84
Глава II.  «Путь Туркмен»

Земля эта – счастье, улыбнувшееся туркменам, это край, на который снизошла милость Божья! Если совестливому, терпеливому туркмену сказать: “Иди, поищи себе другое пристанище”, – он и секунды не потратит на раздумье – для него нет земли прекраснее…

Это обетованная земля, она обладает необъяснимым магнетизмом, в ней слились воедино и отеческая любовь, и материнская ласка!

Построив свыше семидесяти государств и султанатов, постранствовав по миру, туркмены вновь и вновь возвращались на эту землю, не в силах расстаться с красотой ее гор и долин, таинственной прелестью пустыни, вдохновенной песнью моря…

Сухой куст, воткнутый в эту землю, разрастается цветущим садом; золотой пшеницей прорастает брошенное в нее зерно; оброненное в нее слово оборачивается мудрой мыслью… Эта земля исцеляет от тысячи и одной болезни, она дарит достаток и изобилие всем живущим на ней…

Для туркмен эта земля вдвойне священна потому, что на ней покоятся могилы лучших и бесстрашных сыновей, сложивших головы за ее свободу, за свободу и счастье ее народа.

Эта земля полита слезами святейшего Мяне баба, проникновенными молитвами покорившего весь исламский мир. Эта земля слышала стенания Махтумкули, поверявшего на рассвете свои сокровенные тайны священным горам и скалам! В этой земле живет дух легендарного Гёроглы, мчащегося сквозь столетия на своем резвом Гырате…

Эта земля согрета дыханием таких святых пиров, как

Ruhnama 48

48
Глава I.  «Туркмен»

моей Родины, ее любовь и доброту. Молнией меня пронзает мысль: эту книгу я вынашивал всю жизнь, я писал ее не чернилами – душой и сердцем. Она сложилась из всех моих дел и начинаний, из моей пламенной любви к Родине и беззаветной веры в нее.

Я понимаю и другое – истина не постигается лишь произнесенной вслух мыслью, подсказанной разумом. Она требует сердца, требует тебя целиком без остатка, у ее алтаря ты должен сложить и жизнь, и судьбу.

Моя судьба, одинаковая с судьбой моей Родины, дарит мне озарение: моя философия – это прежде всего открытие собственных чувств. Ныряя в океан исторической памяти народа, ты углубляешься и в недра собственной души, постигая в этом процессе встречного движения момент истины.

Человек – инструмент, созданный Всевышним для ощущения Времени. От остальных, живущих на земле, человек, будучи разумным существом, отличается тем, что способен чувствовать Время. Всю свою жизнь человек вынужден воевать с ним, хотя в этом, может быть, и заключается его счастье. Единственный инструмент борьбы со Временем – это человеческая память.

Умирая, человек уходит в землю, но его душа дорогами памяти возвращается в сознание потомков. В моем сердце бьют родники вдохновения, ибо в нем живут Огуз хан и Тогрул бек, Гёроглы и Махтумкули и многие-многие другие великие мужи моего народа. Мое сердце – живое вместилище памяти о тех, кто даровал мне жизнь, а вместе с ней чувство единения с моим народом. И я понимаю, что я – один из всех и что со всеми меня

Ruhnama 39

 39
Глава I.  «Туркмен»

Короткие весенние дожди, с громами и молниями, умыв растения, наполняют их живительными соками, одевают землю в неповторимый по красоте ярко-зеленый наряд. Наша весна так прекрасна, что заставляет заговорить небо и расцвести камни!

Мы раскрываем объятия всем гостям этой земли, мы говорим им: “Добро пожаловать!”. Туристы со всего мира, приезжайте к нам, для вас открыты и наши двери, и наши души. Совершите путешествие в историю, посетите землю Огуз хана, Горкут ата, Сельджук хана, Алп Арслана, Мяликша, Солтана Санджара, Гёроглы и Махтумкули!

Дорогие соотечественники, но вы-то не туристы, вы должны поклоняться этой земле, чтить память живших на ней великих-привеликих пиров, сердаров, отцов и дедов.

Эта земля – священная, благословенная земля!

Рухнама – паломничество, совершенное на эту землю. Рухнама – паломничество в прошлое этой земли, в ее будущее. Рухнама – паломничество в душу туркмена.

Рухнама – сладкий духовный плод, посаженный и вызревший на этой земле.

* * *

За десять лет независимости и постоянного нейтралитета, воздействуя на сознание, души и настроение людей, вселяя в них уверенность и надежду, сияющими буквами мы написали Рухнама!

Мой дорогой, мой священный народ!

Ruhnama 43

 43
Глава I.  «Туркмен»

люжестью доброго, бесхитростного великана, которого надо сильно разозлить, чтобы он впал в ярость. Вот почему природные отвага и храбрость нередко принимали форму устрашающего бесстрашия. Вот откуда образ разбойника с налитыми кровью глазами…

Туркмен, брат мой!

Ты хлебнул лиха. Но не обессудь: такова выпала тебе доля. Историю не перечеркнешь, судьбу не пересилишь. Но та же судьба, испытав тебя на прочность и терпение, послала тебе великий, ни с чем не сравнимый шанс. Она даровала тебе свободу, раскрепостила твою душу, сняла оковы с сердца. Отныне твоя судьба – в твоих руках. А Рухнама – в помощь тебе. Очнись, сбрось пелену с глаз, вглядись в свое прошлое. Туркмены имеют великую историю, и воспрянет тот туркмен, который осмыслит ее!

Я верю в свой народ. Я знаю, убежден, что если возникнет угроза, поднимутся наши отважные юноши, которые, как Гёроглы, не пожалеют головы своей за честь родной земли, своего народа. Ведь туркмены никогда не отступали в бою, в поединках они либо побеждали, либо погибали. Есть у нас мудрые старики, которые, как Горкут ата, могут дать разумный совет, сплотить свой народ. Есть обладатели блестящих, как алмаз, острых, как у Фраги, умов. Неужели с такими людьми на такой земле мы не превратим шагнувший навстречу нам XXI век в свой Золотой век?

Великий Аллах сотворил нас людьми, мы людьми появились на свет и наш святой долг – построить общество, равноценное нашему человеческому призванию. Во

Махтумкули

Махтумкули


Есть обладатели блестящих, как алмаз, острых, как у Фраги, умов.

(43)


Мы раскрываем объятия всем гостям этой земли, мы говорим им: “Добро пожаловать!”. Туристы со всего мира, приезжайте к нам, для вас открыты и наши двери, и наши души. Совершите путешествие в историю, посетите землю Огуз хана, Горкут ата, Сельджук хана, Алп Арслана, Мяликша, Солтана Санджара, Гёроглы и Махтумкули!

(39)


В моем сердце бьют родники вдохновения, ибо в нем живут Огуз хан и Тогрул бек, Гёроглы и Махтумкули и многие-многие другие великие мужи моего народа.

(48)


Эта земля полита слезами святейшего Мяне баба, проникновенными молитвами покорившего весь исламский мир. Эта земля слышала стенания Махтумкули, поверявшего на рассвете свои сокровенные тайны священным горам и скалам! В этой земле живет дух легендарного Гёроглы, мчащегося сквозь столетия на своем резвом Гырате…

(84)


Оказывается, я и не сирота вовсе. Да и может ли чувствовать себя сиротой человек, имеющий такого прадеда, как Огуз хан, такого учителя, как Горкут ата, такого старшего брата, как Гёроглы, такого мудрого наставника, как Махтумкули?!

(157)


С новой, глубинной силой звучат для меня знакомые строки Махтумкули:

Души и сердца начнут объединяться,
Поднимется вся рать, растопит землю, камни,
И если соберутся все за сачаком одним,
То ждет туркмен счастливая судьба.

Перед моими глазами оживают образы самых дорогих мне людей – моих родителей. Я вижу их молодыми, красивыми, одухотворенными. Я слышу их напутствие:

- Сынок, Господь возложил пророческие обязанности на четырех великих туркменских мужей – Огуз хана туркмена, Горкут ата, Гёроглы, Махтумкули. Сегодня Всевышний переложил эту ношу на твои плечи. Пронеси ее, не согнувшись, сделай так, чтобы народ зажил счастливо, укажи ему правильный путь!

(158)


Сегодня мы сплочены так, как завещал нам великий Махтумкули.

Сегодня туркмены собрались за одним сачаком в своем суверенном, независимом государстве. Сбылась мечта наших отцов и дедов!

(193-194)


Вспомните, как в восемнадцатом столетии надрывался в поэтическом крике Махтумкули, пытаясь восстановить сплоченность туркмен, как страдал он, но его не услышали!

(195)


Войны были обычным делом на свободолюбивой туркменской земле. Все шедевры туркменской литературы посвящены патриотизму туркмен. Их героизм, мужество, беспримерная отвага, любовь к своей земле воспета в книге “Горкут ата”, в эпосах â€śГёроглы” и “Довлетяр”, в произведениях Юнуса Эмре, Гараджаоглана, Бурханетдина Сиваслы, Байрам хана, Шабенде, Андалиба, Абдурахим хана, Магрупы, Махтумкули, Сейди, Зелили, Молланепеса, Кемине, Мятаджи и многих, многих других замечательных туркменских поэтов.

(179-180)


Каждый имеет своего ангела-хранителя, у каждого есть небесный спутник или, как говорят туркмены, халат. Многие из великих сынов человечества, такие как, Сократ, Шекспир, Вольтер, обладали чудотворной силой, потому что имели таких спутников. Туркмены признают, что ими обладали и великие сыны туркменской земли, навек вошедшие в историю народа: Огуз хан туркмен, Горкут ата, Мяне баба, Махтумкули…

(199-200)


Не случайно, что именно эта эпоха породила целую когорту поэтов и мыслителей, чьими заботами из народной памяти не был вытравлен цельный облик туркмена. Духовным лидером этого периода стал Махтумкули Фраги. Выходец из народа, он стал той великой горой духа, из которой потекли в народ вдохновенные реки разума. Все последователи великого мыслителя развивали его идеи: племянник Зелили воспевал патриотизм, Сейди – героизм, Молланепес и Кемине посвятили свою лиру любви, Мятаджи – философии жизни.

(298)


Величайшая личность всего Востока, Махтумкули Фраги, безусловно, является нашим духовным отцом и учителем. С него мы должны брать пример на каждом шагу жизни. Единственное, от чего мы далеки, это от его мистических суфистских идей.

(309)


Все человечество после Адама и Евы зарождалось в утробе матери. Создав Еву, Господь оставил у себя права Создателя, право же Творца разделил с матерью. И уже после этого, создавая человека без отца, без матери, Господь этого сделать не мог. Пример тому – рождение Иисуса Христа. “Без отца он появился в утробе материнской”, – писал, преклоняясь перед дерзновением Господним, Махтумкули…

(323)


- Если не можешь поверить в Бога, кланяйся могилам своих родителей… Любая вера начинается с матери и отца… Махтумкули был искренен, когда говорил: “Из-за уважения к родителям отпусти мои грехи”. Так что почитайте своих родителей. Господь, возможно, и не снимет ваши грехи, но ради ваших родителей может и смилостивиться над вами, облагодетельствовать…

(326)


Один я во всем виноват! Потому что я кормил своих детей ворованным, харамом. Прав был Махтумкули, когда говорил: “Есть счет халалу, харам приносит муки”. Я обречен на эти муки!

(348)


Никакие события за долгую историю народа не смогли оказать негативного влияния на человеческие качества туркмен, на их духовную сущность. Возьмите любого туркмена: если он чему-то радуется, то либо музыку пишет, либо стихи. Махтумкули для него – живой, неувядающий источник глубоких чувств и светлых переживаний. Многие строки из его стихов давно стали крылатыми, вошли в сокровищницу народной мудрости: “Фраги обращается к туркменскому народу, пусть враг не смеет приблизиться к нему, пусть враг уничтожен будет прежде, чем всех нас он утопит в стремнине вечности!.. Народ мой туркменский, мои родные люди, я в поисках для вас свободы… Фраги, ты льешь кровавые слезы, оплакивая Родину свою, потому что с нею ты навеки разлучен… Пустьнарод в пустыне, Хызра повидавшей, заживет привольно, пусть фундамент прочный государства своего заложит… И чтобы сачак один сплотил всех нас… Отважный юноша от сильного родится мужа, трус никогда не станет смелым, послушай, нет роднее края, где родилсячеловек!.. Чем носить клеймо иноземца в краях чужих, уж лучше битым быть, обруганным, нуждающимся, но в краю родном… Душа моя, прими ты мой совет, вовек ты Родину не покидай… Мужчинам не пристало истреблять друг друга, то дело сатаны, а может, в том виновна наша слепота и наш разлад, и это на руку врагу… Распадаются народы, страны, не имея хана сильного, могучего… Не имеет силы государство, в котором разобщен народ… Пусть никакая сторона не будет обезглавленной…пусть будет крепкой моя вера, с нуждающимися поделюсь куском я хлеба, нет злата у меня, такой же я бедняк, но не уйти мне от судьбы…”

(388-389)


Если ты хяким этрапа или велаята, на твои плечи ложится еще большая ответственность. Как говорил мудрый Махтумкули, “стал хякимом – стань солнцем жарким для народа своего”.

(390)

goshgy

В ОТЕЧЕСТВЕ

Души вдохновенье, покоя приют – в Отечестве.
Творят и дерзают, и славу куют – в Отечестве.
Божественно юные весны поют – в Отечестве.
И радость, и горести распознают – в Отечестве.
Для сердца находят единый уют – в Отечестве.

Исхожены степи, а горы вовек основа мне,
Долинные ветры являют святое слово мне,
Все это имея, не нужно желать иного мне,
Дутар умудряет, гиджак распевает медово мне,
Мечты и желанья свободно живут – в Отечестве.

Ходя за отарой, я век по Ахалу странствовал,
На древние зовы упорно я шёл, упрямствовал,
Скорбя по родителям, горестно я мусульманствовал,
Я был одиноким, при имени я безымянствовал,
Святыни из пепла опять восстают – в Отечестве.

В корнях-Акойли переосмыслил истоки строго я,
В заветном начале победного друг итога я,
Ещё поживу без всякого там залога я,
И как устоялось, гряду уповать на Бога я,
Поскольку и в будущем все меня ждут – в Отечестве.

(280)